e312edbd     

Кузнецов Сергей - Мошка В Пламени Свечи



Сергей Кузнецов
Мошка в пламени свечи
Что я без любви? Проспиртованное млекопитающее,
пресмыкающееся перед кишечно-полостными? Разумное
существо-недоразумение, выбравшее не ту форму жизни? А может,
просто опечатка в книге бытия, которую можно исправить только
кровью?
Об этом снова думал я, мирно лежа на своей раздолбанной
полутора спальной кровати, которая пятью минутами раньше
страстно стонала, как обезумевшая от ожидания оргазма женщина.
У меня в ногах, на облезлой крышке тумбочки, горела толстая
свеча-фаллос, одурманивая сладким запахом ладана и вырождения.
И вдруг неведомо откуда мелкая мошка метнулась на свет, и
я увидел, как с тихим треском пламя свечи сначала спалило ее
крылышки, а затем выжгло ее всю без остатка. Я тотчас же
представил себя лежащим в этой самой комнате на этой самой
кровати, только со свечей у изголовья, и жалость к себе сырым
туманом окутала меня и скрыла контуры свечи, оставив маячивший
где-то там вдали огонек.
Сейчас я снова и снова вижу его. Кругом мрак, и он один
указывает мне дорогу. И эта дорога ведет к ней. Hо я по этой
дороге уже не хожу. Hе могу - понимаете? Все, что мне осталось
- лететь и лететь на этот свет. И мы встретимся, мы обязательно
встретимся, ведь мы живем в параллельных мирах. Сейчас, когда
сам черт мне не брат, она начала опять приходить ко мне. Два
раза в день - утром и вечером. Она стоит у моей кровати,
жалостливо смотрит на меня и качает головой. Я знаю, о чем она
думает. Она думает о прошлом. Hо я уже не чувствую себя воином
на щите. Она берет презренную посудину под названием "утка" и
уходит. Hу зачем я теперь так слаб, так неподъемен, так
косноязычен? И когда же наконец я расскажу ей о заблуждении,
которое можно изжить только смертью? Hо я расскажу ей,
непременно расскажу... Мне будет что сказать перед моей
богиней...
Ведь когда я увидел ее, этот мир, целостностью и величием
которого я так восхищался, разбился на сотни тысяч мельчайших
осколков. Как сейчас помню, это произошло в мае прошлого, нет,
вру, позапрошлого, а может даже, поза позапрошлого года. Она
неуверенно шла среди отчужденных прохожих и словно ждала
чего-то. Семнадцатилетняя девушка, высокая и стройная, с
прекрасным лицом, она словно стыдилась своей красоты и опускала
голову, едва завидев идущего навстречу мужчину.
Она была в пестром ситцевом платье с рисунком из
черно-белых треугольников, в черных чулках и туфлях, и
прижимала к бедру белую вязаную кофту. Стильная девочка,
подумал я. А ведь она, наверно, даже и не знает про западную
моду "скай" - ее тогда еще не было на свете.
Она проходила мимо меня, и меня осенило, что если я упущу
ее, я не прощу себе этого никогда. Я окликнул ее, она
растерянно остановилась, взглянула на меня и смутилась. Я
пожирал ее своими глазами. Тонкие черты лица, точеный профиль,
серо-голубые глаза, бледная кожа и родинка над верхней губой.
Чистое и прекрасное создание, хрупкое - точно изо льда. И я -
двухметровый мужичина в голубых джинсах, в черной футболке и в
белых кроссовках. Я знал свою миссию. Я должен был вдохнуть
огонь в ее тело. Я должен был дать ей другую жизнь. Я должен
был опередить других, ведь я почувствовал, что она достанется
первому встречному. Я не помню, что сказал ей тогда, да это и
не важно, но когда я коснулся ее руки, прозрачные льдинки в ее
глазах растаяли и я увидел слезы.
Да, да, да, повторял я как в забытьи, она ждала меня,
именно меня, и вот он я - собственной персоной, тот самый, о
котором она грезила.



Назад