e312edbd     

Кузнецов Николай Герасимович - Накануне



Николай Герасимович Кузнецов
Накануне
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
Мне не пришлось менять профессии в поисках дела, которое оказалось бы
больше по душе. Вся моя жизнь связана с Советским Военно-Морским Флотом. Я
сделал выбор однажды, в совсем юные годы, и никогда не жалел об этом.
Пятнадцати лет - в те годы еще продолжалась гражданская война - пошел
на флот добровольцем. С тех пор минули десятилетия. Я был свидетелем того,
как в двадцатых годах наш флот, потерявший в гражданскую войну большинство
кораблей и многих опытных специалистов, переживал напряженный период
становления. По существу, нам пришлось начинать с азов морской службы. На
моих глазах советский флот рос, набирался сил, мужал. Росли и мужали наши
замечательные флотские кадры - командиры, инженеры, матросы. Со многими я
бок о бок прошел службу на боевых кораблях. Делил с ними все: и радость, и
невзгоды. Ведь служба на корабле - это нелегкий труд.
За годы морской службы мне довелось встретить немало интереснейших
людей. Одни занимали совсем скромные посты, другие командовали соединениями
и флотами, а некоторые вершили государственные дела. Обо всех этих людях,
обо всем, что пережито, хотелось бы рассказать.
Большую часть этой книги я посвятил тому периоду, который предшествовал
Великой Отечественной войне.
Есть события, не стирающиеся в памяти. И сейчас, четверть века спустя,
я отчетливо помню трагический вечер и ночь на 22 июня 1941 года. Уже за два
дня перед тем наши морские силы были приведены в повышенную боевую
готовность. Мы сделали это, не получив официального предупреждения о
возможности войны и разрешения применять оружие. Указания последовали лишь
около полуночи, когда до начала боев оставалось несколько часов. К счастью,
флоты находились уже наготове, и в ту роковую ночь мы не потеряли ни одного
боевого корабля.
Человек, посвятивший себя службе в Вооруженных Силах, естественно,
думает о войне постоянно. В мирную пору, пока военная гроза далека и тучи
международных осложнений не закрывают горизонта, эти думы носят довольно
отвлеченный, я бы сказал, теоретический характер. Но они воплощаются в
конкретных решениях и поступках, когда угроза войны становится реальной и
близкой.
Многое зависит от места и положения, которое занимает человек. Когда я
начинал службу краснофлотцем на Северо-Двинской флотилии, от меня, в
сущности, требовалось только быть готовым выполнить приказ командира, не
больше. Другими стали мои заботы, когда, окончив училище, сам стал
командиром артиллерийского плутонга затем - помощником командира корабля. Но
мысли о будущей войне и в то время носили еще очень общий характер. После
окончания Военно-морской академии начал командовать крупным кораблем. Тут уж
было недостаточно держать свое оружие в порядке и уметь метко стрелять, если
прикажут. Надо было разбираться в обстановке на всем морском театре и
отчетливо представлять себе возможные боевые операции в масштабах целого
флота.
Жизнь сложилась так, что круг моей ответственности и моих забот стал
возрастать как раз в самые неспокойные, предвоенные годы. Я участвовал в
гражданской войне в Испании - был там советским военно-морским атташе и
главным морским советником. В пору хасанских боев командовал Тихоокеанским
флотом. В 1939 году получил назначение на работу в Москву, и на меня легло
руководство Наркоматом Военно-Морского Флота. А как известно, обстановка
была такова, что уже тогда требовалось считаться с опасностью прямого
военного нападения фашистской Ге



Назад