e312edbd     

Кузмин Михаил - Стихотворения, Не Вошедшие В Прижизненные Сборники



Михаил Кузмин
Стихотворения, не вошедшие в прижизненные сборники
561
Лодка тихо скользила по глади зеркальной,
В волнах тумана сребристых задумчиво тая.
Бледное солнце смотрело на берег печальный,
Сосны и ели дремотно стояли, мечтая.
Белые гряды песку лежат молчаливо,
Белые воды сливаются с белым туманом,
Лодка тонет в тумане, качаясь сонливо, -
Кажется лодка, и воды, и небо - обманом.
Солнца сиянье окутано нежностью пара,
Сосны и ели обвеяны бледностью света,
Солнце далеко от пышного летнего жара,
Сосны и ели далеки от жаркого лета.
562. АПУЛЕЙ
Бледное солнце осеннего вечера;
Грядки левкоев в саду затворенном;
Слышатся флейты в дому, озаренном
Солнцем осенним бледного вечера;
Первые звезды мерцают над городом;
Песни матросов на улицах темных,
Двери гостиниц полуотворенных;
Звезды горят над темнеющим городом.
Тихо проходят в толпе незаметные
Божьи пророки высот потаенных;
Юноши ждут у дверей отворенных,
Чтобы пришли толпе не заметные.
Пестрый рассказ глубины опьяняющей,
Нежная смерть среди роз отцветающих,
Ты - мистагог всех богов единящий,
Смерть Антиноя от грусти томящей,
Ты и познание, ты и сомнение,
Вечно враждующих ты примирение,
Нежность улыбки и плач погребальный,
Свежее утро и вечер печальный.
1902
563-575. ТРИНАДЦАТЬ СОНЕТОВ
Посвящается А. Б
1
(Вступительный)
Меня влекут чудесные сказанья,
Народный шум на старых площадях,
Ряд кораблей на дремлющих морях
И блеск парчи в изгибах одеянья.
Неясные и странные желанья...
Учитель сгорбленный, весь в сединах,
И рядом - отрок с тайною в глазах...
В тени соборов дремлют изваянья...
В каналах узких отблески огней,
Звук лютни, пенье, смех под черной маской,
Стук шпаг, повсюду кровь... свет фонарей...
Ряд дам, мечтающих над старой сказкой...
Глаза глядят внимательно и нежно,
А сердце бьется смутно и мятежно.
2
Открыто царское письмо нельзя прочесть,
Но лишь поднесть его к свече горящей -
Увидишь ясно из бумаги спящей
Ряд слов, несущих царственную весть.
Бывает нужно правду с ложью сплесть,
Пустые речи с истиной гласящей,
Чтобы не мог слуга неподходящий
Те думы царские врагу донесть.
Моя душа есть царское письмо,
Закрыто всем, незначаще иль лживо.
Лишь тот прочтет, кому прочесть дано,
Кому гонец приносит бережливо.
От пламени любви печати тают
И знаки роковые выступают.
3
В густом лесу мы дождь пережидали,
По колеям бежали ручейки,
Был слышен шум вздымавшейся реки,
Но солнце виделось уж в ясной дали.
Под толстым дубом мы вдвоем стояли,
Широким рукавом твоей руки
Я чуть касался - большей нет тоски
Для сердца, чуткого к такой печали.
К одной коре щекой мы прижимались,
Но ствол меж нами был (ревнивый страж).
Минуты те не долго продолжались,
Но сердце потерял я вмиг тогда ж
И понял, что с тобой я неразделен,
А солнце так блестит, а лес так зелен!
4
Запел петух, таинственный предвестник,
Сторожкий пес залаял на луну -
Я все читал, не отходя ко сну,
Но все не приходил желанный вестник...
Лишь ты, печаль, испытанный наперсник,
Тихонько подошла к тому окну,
Где я сидел. Тебя ль я ждал одну,
Пустынной ночи сумрачный наместник?
Но ты, печаль, мне радость принесла,
Знакомый образ вдруг очам явила
И бледным светом сердце мне зажгла,
И одиночество мне стало мило-
Зеленоватые глаза с открытым взглядом
Мозжечек каждый мне налили ядом...
5
В романе старом мы с тобой читали
(Зовется он "Озерный Ланселот"),
Что есть страна под ровной гладью вод,
Которой люди даже не видали.
Лишь старики от прадедов слыхали



Назад