e312edbd     

Кукаркин Евгений - Горечь Победы



Евгений Кукаркин
Горечь победы
Наконец-то мы прибыли в Малакку. Напряжение перехода сразу спало и
матросы загомонили, пытаясь правдами и неправдами выбраться на палубу
посмотреть на незнакомый город-порт. Я привел себя в порядок и отправился в
город на представление командующему объединенными силами адмиралу
Макрейзеру.
Мне быстро подсказали куда проехать. Здание штаба ВМОС находилось на
горе, откуда весь город был как на ладони.
Адмирал встретил тепло и непринужденно.
- Хотите что-нибудь горяченькое. У меня есть отличный кофе. Сам жарил,
сам и варил.
- Спасибо, господин адмирал. Не надо. Уж больно очень жарко.
- Давно ждем вас, господин капитан третьего ранга. Уже подошли
англичане и французы. На подходе американцы и австралийцы. Силы собираем
внушительные.
- Господин адмирал, пока все по старому?
- Да, разбой идет по трем направлениям. Особенно в Целебском море-
южное направление, море Банда- на востоке и Андаманское море - на Западе.
Только вчера у мыса Тинако ограблен и сожжен грузопассажирр "Блег бед".
Индонезийские ВМС как всегда прибыли поздно и никого не нашли. Сценарий один
и тот же. Среди пассажиров "свой" человек, в задание которого входит
ликвидация судовой радиостанции. Дальше, атака быстроходными катерами и
окончательно, подходят либо джонки. либо грузовые суда, что бы было куда
разгрузить гибнущее судно.
- Но откуда они делают лихие набеги? Где их база?
- Если бы мы знали, то не создавали объединенные силы. По нашим развед
данным у них где-то пять промежуточных баз и одна основная и все на каких то
островах Индонезии.
- Со спутников, радарами, разве их засечь нельзя?
- Здесь столько судов и лодок, что не узнаешь кто друг, а кто враг. Так
что со спутников и с радаров много увидишь, по радиостанциям много чего и
услышишь, а вот кто из этого количества судов пират, пока еще не
разобрались. Они же пиратские флаги не вывешивают.
- Где мы будем базироваться?
- Подождем пока всех, а там потом решим все.
Через два дня собрались корабли всех стран. Порт был забит военными
кораблями на которых развевались флаги семи государств. Штаб ВМОС переполнен
офицерами и разноголосицей языков. В толпе замечаю знакомую российскую
форму, приближаюсь к ней и остолбеваю. Передо мной наглая рожа Фархата
Шурафитдинова.
- Ты здесь?
- А где же мне быть. - Рот растягивается в кривую улыбку. - Я
представляю русскую сторону.
Вот те раз. Меня уверяли, что нашу страну в штабе будет представлять
капитан второго ранга Максимов, а здесь появился этот прохвост.
- А где же Максимов?
- В больнице. Заболел.
Схватились мы с Фархатом еще в училище, когда я отнял у него первенство
по борьбе самбо. Тогда разъяренный татарин поклялся мне отомстить и прошло
не более трех недель как он исполнил свое обещание.
Мы тренировались на тренажерах за живучесть корабля. Это был
искусственно созданный отсек, куда загонялись курсанты и под давлением
потом, подавалась вода. Мы должны были по возможности заткнуть дырки и
забить пробоины. Мне достался напарник, хороший парень с Вологды и только за
нами задраили люк, как начали сочиться первые струйки. Со всех сторон дружно
ударили фонтанчики и мы стали их забивать пробками. Давление увеличилось и
некоторые пробки вылетели. Теперь досками, клиньями и другим подручным
материалом мы ставим распорки, но давление продолжает увеличиваться.
- Да что же они? - сипит от напряжения мой напарник.
- Здесь уже не четыре атмосферы, а больше...
Поперечная доска прогибается и вылетает вме



Назад