e312edbd     

Кудрявцев Леонид - Третий Вариант



ЛЕОНИД КУДРЯВЦЕВ
ТРЕТИЙ ВАРИАНТ
1
Контейнеровоз завис на высоте полусотни метров, и в брюхе его с громким хлопком открылся овальный люк. Поражая глаз разнообразием сочных красок, шурша, побрякивая и позвякивая, из люка хлынул мусор. Контейнеровоз был огромен, и мусор изливался из него, казалось, бесконечным потоком.
Широкоплечий, огромный, здорово смахивающий на гориллу винарин по имени Лек напряженно разглядывал выросшую неподалеку и быстро увеличивающуюся гору отходов. Вот наконец он облегченно улыбнулся и сообщил:
— Мы выживем. Это хороший корабль, и это настоящий, жирный мусор. Хватит надолго.
Услышав вердикт своего вождя, с десяток стоявших возле него утильменов довольно заулыбались. А два брата-близнеца, Недоумкис и Олигофренус, от избытка чувств даже пустились в пляс.
Вольф Виноградов по кличке Штопор хмыкнул.
Знал бы он, дипломированный и очень опытный специалист по межпланетному праву, чем будет зарабатывать себе на пропитание. Совсем недавно он мчался по космосу в своем весьма элегантном кораблике. А сейчас...

Сейчас, для того чтобы не умереть голодной смертью, после того как контейнеровоз улетит, ему придется вместе с остальными утильменами рыться в обретенном «богатстве». Причем, если понадобится, он будет защищать его от других членов других шараг, прольет за него кровь.
Это — суровая действительность. От нее никуда не денешься.
Он жил на планете-свалке уже целых два месяца. К мерзкому запаху разлагающегося мусора привыкнуть легко. Для этого достаточно пары недель. Привыкание к прочим условиям выживания может потребовать большего времени, но он сумеет и это.

Вот только как смириться с потерей свободы?
Свобода!
Похоже, он напоролся на одну из тех зверских шуточек, которыми так любит баловаться старушка-судьба. Напоролся, да еще как! На полном ходу, можно сказать, угодил в идеальную тюрьму, из которой, кажется, невозможно сбежать.
Невозможно.
Хм...
А мусор все сыпался, и гора его, всего лишь пять минут назад достигавшая размера двухэтажного дома, теперь запросто могла скрыть в своих недрах пятиэтажку.
— Вода, — сообщил Лек. — Ближе к правому краю бухнулось несколько контейнеров с водой.
— Если только она годится для питья... — пробормотал Огрызок, стоявший рядом с предводителем шараги.
— Годится, — сказал Лек. — Судя по всему, это мусор с Ригля-6, а то, что они считают плохой водой, можно пить, даже не пропуская через малый фильтр. Причем у нас, как ты помнишь, есть и большой.
— Ты уверен, что она там есть? — спросил Огрызок.
— Точно есть, — подтвердил стоявший с другого бока от предводителя шараги коренастый, мускулистый люцианин по имени Чив. Его большой красный глаз, находящийся точно посередине лба, не отрывался от продолжавшей расти кучи. — Есть еще пищевые отходы, они легли в самом начале, а с той стороны упала одежда, которую можно выгодно обменять. Очень хороший, жирный мусор.
Клуаб молча развел руками.
С Чивом спорить не имело смысла. Он не зря считался лучшим разведчиком в шараге.
— Ну, вот и хорошо, — промолвил Лек. — Теперь главное — спеть возле этой кучи песню собственника.
Вольф поморщился.
Песня! Причем избежать участия в ней невозможно. Единоличники на планете-свалке либо не выживали, либо, за отдельными исключениями, вели жалкое существование.

На достойную жизнь могли рассчитывать только члены шараг.
Вольфу вспомнились первые его дни на планете-свалке, после катапультирования из разваливающегося на куски корабля, и он невольно вздрогнул.
Ох, несладко.
И значит, придется петь песню



Назад