e312edbd

Кудрявцев Леонид - Серый Маг 3



ЛЕОНИД КУДРЯВЦЕВ.
ДОРОГА МАГА
(ТЕНЬ МАГА #3)
1.
К середине зимы, когда сугробы становятся особенно высокими, а также
раскрываются большие, с толстыми, цвета старого пергамента лепестками бутоны
зимняков, у оборотней начинается гон. По ночам, в лесу, то и дело раздается
страстный, призывный вой. Серые охотники, обычно передвигающиеся бесшумно,
словно тени, теряют всякую осторожность. Они ломятся через чащу, жадно нюхая
холодный воздух, стараясь уловить запах самки, не в силах думать ни о чем,
кроме предстоящей любовной игры.
Как правило претендентов на благосклонность красавицы в серой шкуре
оказывается несколько. Поэтому, любовной игре предшествует ожесточенная
грызня, сопровождаемая диким рычаньем, треском обламывающихся веток и
щелканьем страшных челюстей, способных мгновенно отхватить голову
неосторожному путнику.
Как только схватка заканчивается и самый крупный, самый сильный
оборотень убегает со вновь приобретенной подругой, те кто проиграл впадают в
дикую ярость. Они вымещают ее либо друг на друге, продолжая свирепую грызню,
либо обьявляют охоту на все живое, оказавшееся в пределах их досягаемости.
Охота эта совершенно бессмысленна и поэтому до крайности жестока. Два
или три оставшихся без пары оборотня запросто могут перерезать табун
лошадей, или же завалить несколько игуанодонов. С путниками, оказавшимися
в их лесу и не сумевшими до наступления темноты найти укрытие, они
расправляются как бы походя, не считая их за серьезную добычу.
Именно в это время, лесники, лесорубы и охотники стараются вернуться
домой еще засветло, совершенно справедливо полагая, что не стоит без особой
причины рисковать жизнью.
Людям дороги приходится значительно хуже. Они не имеют крыши над
головой и могут рассчитывать лишь на то, что в опасный момент успеют залезть
на дерево и отсидеться до утра...
В середине зимы по лесной дороге шли два путника. Один из них был
худощавый, среднего возраста мужчина. Он шел уверенно, не очень быстро, но и
не медленно, легким, размеренным шагом, характерным для бывалых бродяг,
способных идти без отдыха хоть целый день, Рядом с ним шагал мальчик лет
двенадцати, потертая, но еще вполне добротная одежда которого, а также
быстрые, уверенные движения свидетельствовали о том, что он тоже привык к
долгим пешим переходам.
До наступления ночи оставалось не более часа и лес, готовясь к приходу
повелительницы снов, всасывал в себя тени, словно промокательная бумага
свежепролитые чернила.
Где-то вдалеке послышался волчий вой. Он звучал всего несколько
мгновений, и резко оборвался, словно издававший его хищник вдруг вспомнил,
что время охоты еще не наступило.
Мальчик спросил:
- Хантер, а вот интересно... как это, чувствовать
себя волком?
Хантер усмехнулся.
- Откуда я знаю?
- Но все-таки... Как ты думаешь, что чувствуют
оборотни, когда превращаются в волков?
- Трудно сказать. Наверное, их разум все же частично остается
человеческим. Иначе, как бы они превращались из волков обратно в людей?
- Но прочему, тогда, они так по-звериному жестоки? Неужели, то, что
осталось в них от людей, не может запретить им убивать своих же
соплеменников?
Хантер усмехнулся.
- Так ли далеко обычный человек ушел от зверя? Многие люди, часто
совершенно без причины, лишают жизни своих собратьев и не испытывают при
этом ни малейших угрызений совести.
- И все же... Я думаю, они это делают потому, что считают себя выше
других людей, считают себя особенными.
- Нет, Христиан, - вздохнул Хантер. - Тот, кто



Назад