e312edbd

Кудрявцев Леонид - Серый Маг 1



ЛЕОНИД КУДРЯВЦЕВ
ТЕНЬ МАГА
(Баллада о судьбе и охоте)
Посвящается тому, кто просил не называть
его имени, но без чьей помощи эта повесть
не была бы написана.
1
Хантер осторожно, так чтобы не скрипнула, закрыл дверь коттеджа.
Быстро осмотревшись, он сошел с крыльца на посыпанную желтым песком
дорожку и вдруг, сделав несколько шагов, остановился. Ветер донес до него
чуть горьковатый, тягучий запах прелых листьев и увядающих цветов,
желтеющей травы и перезревших ягод шиповника - запах осени. Прищурившись,
Хантер посмотрел на красноватое, совсем не жаркое солнце.
Вот так. А потом будет зима. И все уже кончилось. Можно возвращаться
домой, к жарко натопленному камину, старому креслу и пенковой трубке.
Наверняка в почтовом ящике накопилась куча газет, а в ближайшем книжном
магазине ему уже отложена, ждет - не дождется, стопка книжечек в ярких,
лаковых обложках. Все это нужно просмотреть и прочитать. И отныне это
будет его единственная работа. По крайней мере, до будущего лета.
Ему надо было уходить от этого коттеджа прочь - и чем скорее, тем
лучше, но он стоял, дышал осенним, пропитанным запахом безнадежности и
увядания воздухом и думал о предстоящей зиме, о своем старом, покрытом
облупившейся краской доме, который, словно левиафан примет его в свое
нутро. До будущей весны. До будущей весны. Где - то, глубоко - глубоко, в
нем проснулась привычная, сладкая и безнадежная тоска, ни по чему
конкретному - просто.
Хантер вздохнул и подумал о будущей весне. О том, что настанет день,
когда подуют весенние ветры, и шустрые ящерицы покрикки вылезут из своих
нор, издавая радостные пронзительные вопли, а в небе будут кружить птички
- врушки и протяжно кричать "Вру, вру, вру!". И старый тиранозавр-рекс -
гроза ближайшего леса, выйдет на опушку и будет долго стоять, подставляя
весеннему, теплому солнцу морщинистые, шершавые, словно кора столетнего
дуба бока, то и дело настороженно оглядываясь, проверяя - не
подкрадываются ли к нему вооруженные крупнокалиберными пулеметами
охотники.
У него же, у Хантера, к весне, в столе уже будут лежать, в черной
лакированной коробочке, завернутые в тончайшую замшу, штук семь ритуальных
ножей. А в записной книжке будет записано соответствующее им количество
фамилий и адресов. Семь разных городов. Семь черных магов. По одному на
каждый город. Так всегда. Впрочем, однажды он наткнулся на город в котором
жили два мага. Жуть. Они тогда его чуть не одолели. Спасло Хантера лишь
то, что он действовал очень быстро. Успей маги между собой договориться и
его песенка была бы спета.
Ну и побегал он тогда! Вспомнить страшно...
Хантер еще раз огляделся.
Все таки, коттедж был шикарный. Редкость. Обычно, черные маги не
любят привлекать к своему жилью излишнее внимание. А этот... Да, наверное,
его можно было назвать сибаритом.
Взгляд Хантера перебрался с колонн, зеркально полыхающих окон, а
также лепных украшений, на дверь большого, на несколько машин, подземного
гаража. И тут роскошь! Зачем черному магу, который по своей природе не
должен любить путешествия, столько машин? Впрочем, кто его знает, может и
нужно?
Ладно, все это, теперь, не имеет никакого значения. Абсолютно
никакого.
Он внимательно оглядел газон, посыпанную желтым песком дорожку, живую
изгородь. И никаких заборов, никакой колючей проволоки. Вот так. С другой
стороны, зачем они черному магу? С обычными врагами он расправится и так,
а хорошего охотника все эти ограждения не остановят.
Хантер снова поглядел на коттедж.