e312edbd

Куваев Олег - Зажгите Костры В Океане



Олег Куваев
Зажгите костры в океане
Снаружи, на улице, шел самый обычный день. Вякали испуганные пешеходами
машины, динамик рассказывал о международном положении, дизельной дробью сыпал
бульдозер. За углом ломали старый дом.
Я укладываю рюкзак. Круглолицее веснушчатое племя нашего коридора
наблюдает за мной пятью парами глаз. Наверное, пацаны переживают сейчас
мучительное раздвоение личности: им бы надо быть там, на улице, смотреть, как
падают старые стены, но они сидят и смотрят, как я укладываю рюкзак. Такое
бывает только раз в год. Пара свитеров, бинокль, фотоаппарат.
- Шрврбрмрс, - загадочно шепчут пацаны.
Мне очень жаль, что я не могу разобрать их шепот. Видимо, я вошел уже в
скучную категорию взрослых людей и забыл тайну диалекта шестилетних.
Три пачки патронов, финка, книги.
Рев дизеля ползет все выше и выше. В мир входит грохот. Стена упала.
Печально дребезжат оконные стекла. Клокотание бульдозера как бы завершает
первый кадр сумасшедшего предотъездного дня. Я затягиваю рюкзак, хватаю список
взятых вещей и бегу по лестнице. Список можно будет проверить в метро.
Кадр второй. Кабинет шефа. Последние инструкции:
- Я хотел бы еще раз заострить ваше внимание на отдельных аспектах
задачи... В случае прямых находок оруденения... Киноварь как поисковый
критерий... Надеюсь, все будет хорошо, - заключает в конце концов шеф.
Мишка, Виктор и я сидим сейчас с руководителем, как равные с равным.
Сегодня день прощания. Карты, геологические колонки, тисненое золото
академических фолиантов заполняют стол перед нами. Из книжных шкафов, с карт,
из рукописных ворохов бумаги тихо выглядывают идеи. Это мир большой науки,
устоявшийся в запахе табака и темном отсвете дерева.
- Так и не пришлось, - грустно вздыхает шеф. - Не добрался...
Мы смотрим туда, где острие Чукотского полуострова рассекает два океана.
- Пораскидал здоровье.
- Еще побываете! - бодро говорит Виктор.
- Что такое геолог? - иронизирует шеф. - Помесь ученого с вьючным
животным.
Я знаю, что сейчас он перейдет на проблему малой авиации:
вертолет-"малютка", надежные вездеходы и т. д. Мечты запертого в кабинете
бродяги. Черт, мне немного стыдно, что я совсем не мечтаю об этих грядущих в
бензиновом запахе временах... Оптимизм молодости, наверное, слишком явно
светится на наших лицах. Шеф вдруг замолкает.
- Счастливо!
Счастливо! Это слово преследует нас по коридорам. Даже в комнате
снабженцев, где среди папиросного дыма и телефонных звонков потрачены
километры наших нервов, сегодня царит всепрощение. Счастливо! Мы суетимся по
каким-то несущественным, но очень нужным делам. Втроем у нас получается
неплохо. Виктор, наш ученый, интеллектуал-начальник, дает теоретические
разработки, Миша бьет напролом, я стараюсь объединять силу и коварство.
Сверкают очки Виктора, капельки пота выступают на его благородном носу.
Мишкины плечища и соломенная шевелюра возникают и исчезают в волнах
пространства. Фигаро здесь, Фигаро там... И вот всё! Уложены вьючные ящики.
Пожаты десятки рук. Все девушки получили по прощальной шоколадке. Оформлены
документы. Проверены, проверены, проверены десятки списков. Институт уже пуст.
Завтра утром мы улетаем.
День ушел. У меня еще одна встреча: Сергей Сергеич, чудак человек, ждет
меня в чинной квартире на Солянке. Сергей Сергеич - астроном, профессор, я
геолог, почти мальчишка по сравнению с ним, у нас чуть странноватая дружба. Я
уверен, что он стал астрономом только затем, чтобы открыть новую землю. Было
такое опасное д



Назад