e312edbd

Куваев Олег - Два Цвета Земли Между Двух Океанов



Олег Куваев
Два цвета земли между двух океанов
Дорожные записки и размышления.
География по отношению к человеку не что иное, как История в пространстве,
точно так же, как История является Географией во времени.
Элизе Реклю. "Человек и Земля".
Ретроспективный взгляд на вещи
В наш насыщенный информацией век трудно найти сколько-нибудь приличный
участок суши, о котором не было бы написано с десяток книг. Поэтому каждый
"географический" автор вынужден объяснять в предисловии, зачем он добавляет к
написанным томам еще один, не претендуя, однако, на то, что именно его книга и
даст окончательное и исчерпывающее описание предмета. Я собираюсь писать о
Чукотке. Об остроконечном клочке Азиатского континента, который, подобно мечу,
рассекает два океана. О Чукотке, наверное, написано больше, чем о Рязани, но
все-таки я буду писать о Чукотке, а не о Рязани. На это есть ряд причин.
В одной интересной книге описывается восторг, охвативший Васко Нуньес де
Бальбоа, когда он смог видеть с одной из высот Панамского перешейка два земных
океана. Не знаю, допускает ли география Панамы возможность наблюдать с одной
точки два океана, но на Чукотке это можно. Более того, в районе Уэлена в
принципе возможно увидеть два океана и два континента земли сразу.
На Чукотке много можно увидеть. Может быть, поэтому невольно "растекаешься
мыслью по древу. Я работал здесь около девяти лет после окончания
геологоразведочного института. Из увиденного запоминается, как правило, не
экзотика, а обыденные вещи, которые в обыденности своей для каждой земли и
составляют суть этой земли.
Почему-то ощущение, что вот в данный момент ты одновременно видишь два
океана и два континента земли, не потрясает. Я не помню тот момент
эмоционально, но я хорошо помню обжигающий морозный ветер с моря Бофорта,
когда мы на маленьком самолете полярной авиации сделали посадку на дрейфующие
льды за 74-м градусом северной широты. Был вечер, от торосов шла черная тень,
и громадное оранжевое солнце сплющивалось о землю на горизонте. Морозно
щелкали растяжки у крыльев Ан-2, и скрип снега казался оглушительным, потому
что здесь, в Ледовитом океане, стояла мертвая тишина.
Ежедневные рабочие маршруты в тундре помнятся плохо, но зато я великолепно
помню одного знакомого гуся. Мы возвращались из маршрута и уселись отдохнуть,
прислонив спины к рюкзакам, на берегу тундровой реки Паляваам, а гусь плыл по
вечерней глади воды куда-то по своим делам. Он плыл нерешительно, как бы
задумавшись, и вдруг резко повернул и быстро поплыл обратно, так что волны
веером пошли.
Коса Двух Пилотов, острова Серых Гусей, лагуна Валькакиманка, горы
Маркоинг - эти географические названия полны очарования для каждого, кто любит
Чукотку. И, конечно, нельзя забыть удивительный вид стаи белых канадских гусей
на острове Врангеля. Белые гуси, летящие над черным камнем.
В рассказах о Чукотке нет нужды писать о пургах, штормах, последней спичке
и прочих остросюжетных вещах. Об этом слишком много написано. К тому же самые
"жестокие" страницы написаны, как правило, людьми, зажигавшими костер разве
что в пионерском возрасте. Кроме того, я знаю, что среди тружеников полярной
геологии не приняты рассказы о сугубых обстоятельствах. Но коль скоро
"страшный" рассказ идет, то в нем преобладает юмор и упор на собственную
оплошность, которая к тем обстоятельствам привела. Поэтому я попытаюсь сделать
другой рассказ, своего рода эмоциональную исповедь, о том, почему я считаю
Чукотку одним из самых восп



Назад