e312edbd

Кудинов Виктор - Дочь Птолемея



Кудинов В. С.
ДОЧЬ ПТОЛЕМЕЯ
Историческое повествование
Пир Клеопатры рассказывает о нескольких тревожных и драматичных днях
царицы Египта. То было в двадцать восьмую весну её жизни. Клеопатре стало
известно, что младшая сестра Арсиноя - претендентка на Египетское царство -
отпущена Октавианом Августом из заточения, в котором она находилась с
времен Цезарева триумфа по случаю его победы в Александрийской войне, и
обосновалась в Эфесе, в храме Артемиды. Царица решила, что это неспроста,
ибо Эфес расположен неподалеку от Киликии, где находился со своими
легионами Марк Антоний. Ее царству грозила новая беда, которую следовало
предотвратить во что бы то ни стало.
Живо и красочно написанные сцены познакомят читателя с окружением
Клеопатры, с нравами её двора, с Союзом Неподражаемых, состоявшим из
преданных друзей царицы, с которыми она веселилась и справляла свои
знаменитые пиры, стараясь забыться от тревог и забот и найти утешение в
любви.
ДОЧЬ ПТОЛЕМЕЯ
В то ясное чистое утро она проснулась раньше обычного. И сразу вышла
из прохладных покоев под портик. Солнце слепило её, она зажмурилась. От
колонн падали тени, мраморный пол пестрел светлыми и темными пятнами.
Клеопатра не умывалась, не охладила себя водой из источника. Она
только прополоскала рот розовым настоем, чтобы заглушить кисловатый привкус
после сна - следствие питья лекарственных горьких трав накануне. Дошла до
первых колонн у ступенек лестницы, спускавшейся в обширный парк. Длинный
подол туники ниспадал до пят, черные распущенные волосы достигали поясницы.
Некоторое время женщина стояла под солнцем с закрытыми глазами,
наслаждаясь его теплом. Из листвы неподвижных пальм и смоковниц доносился
писк и свист птиц.
Встревоженно закричала обезьянка, ей ответил сердитым клекотом большой
синий попугай. Царица открыла глаза. Птица перелетела с одного дерева на
другое - мелькнула, как синий лоскут, и скрылась в листве.
Внизу, на площадке, выложенной каменными плитами, появился черный раб
с веником на длинной палке. Увидев царицу, он упал на колени, ткнулся лбом
в плиту и замер; так он должен пролежать, не двигаясь, затаив дыхание в
почтительном унижении, не подымая глаз на женщину, которую молва почитала
божественной, красивейшей из всех живущих.
Лишь позже, когда раб отполз в кусты и густая листва надежно скрыла
его, он с любопытством глянул через плечо - царица наклонилась, подобрала
подол и потерла рукой беловатую ногу ниже колена. Густые волосы черной
гривой свисли чуть не до пола. Выпрямившись, она закинула их движением
головы за спину. Потянулась, подняв руки и прижав ладони к затылку. Полная
грудь приподнялась в раздвинувшемся вырезе полупрозрачной туники, широкие
рукава съехали за локти.
Легкое и радостное чувство наполняло Клеопатру, и ей, семь дней
проведшей в жестокой черной меланхолии, в слезах, беспричинных рыданиях,
метавшейся между отчаянием и туманными надеждами, вновь окружающий мир
показался прекрасным и желанным. "Да, хорошо на свете! - подумала она. - Я
- живу!" Она вдохнула до самой глубины груди свежий морской воздух, и
улыбка сделала её лицо нежным и милым.
Солнце припекало, жгло. Пальцы ног вспотели, вынув маленькую ступню из
одной туфли, она коснулась пальцами прогретого мрамора, затем скинула и
вторую. "Дивно! Дивно!" - прошептала, спускаясь на террасу. Подойдя к
самому её краю, Клеопатра уперлась коленями в низкий парапет. Желтый свет
дрожал на поверхности моря широкой полосой. Вода разливалась до горизонта
ро



Назад