e312edbd

Куберский Игорь - Американочки



ИГОРЬ КУБЕРСКИЙ
АМЕРИКАНОЧКИ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
...Я летел вслед за солнцем, утро растянулось на полсуток- оно было и в
ирландском аэропорту Шеннон, и в Гандоре на суровом канадском острове
Ньюфаундленд, напоминавшем кольскую лесотундру, нас утро встречало
прохладой и в Нью-Йорке, который, ворочаясь в разные стороны, долго
протекал под крылом в обрамлении вод и полузатопленных островов.
Позвоночник мой пел только об одном- о горизонтальном положении, но впереди
маячили четыре часа в аэропорту Кеннеди, плюс еще целых пять часов лёта до
Лос-Анджелеса.
Сквозь сон и морок я запомнил лишь букет девиц не первой свежести с
тележками, чемоданами и муаровыми лентами через плечо: "Мисс Каролина",
"Мисс Нью-Хэмпшир", "Мисс Южная Дакота", к которым вскоре присоединилась
"Мисс Кентукки", да бомжа у бара на втором этаже, с отвращением поедавшего
гамбургер. Не снимая лент, будто они могли пригодиться, девицы гарцующей
походкой навещали туалет, а бродяга, создав вокруг себя десятиметровую зону
отчуждения, клеймил род людской.
Взлетев в дымке раннего осеннего заката, я снова припустил за солнцем, но
поздно- следом летела тьма. Затем уши заложило, двигатели запели как под
сурдинку, и внизу от края и до края земли засверкали золотые россыпи
Лос-Анджелеса.
"Здравствуй",- сказала встречавшая меня Патриция, и я в порыве
благодарности поцеловал ее увядшую щеку. Ее круглые запавшие глаза
вопрошали- правильно ли, что мы встретились вновь? Конечно, правильно,
Триша! Ты даже не можешь себе представить, насколько это правильно. Я вел
тебя, как Господь Бог, по узкой кромке невозможного, и оно свершилось.
Через полчаса, миновав сказочный световой замок из небоскребов, мы
въехали в сонное двухэтажное предместье. Фары уперлись в деревянную
пристройку, мотор заглох, свет погас, и, выбравшись из тесной малолитражки,
признаюсь, сильно скособочившей мою американскую мечту, я вдохнул запах
юга- теплый, томно-горьковатый, обещающий.
Патриша нашарила под передним сиденьем фонарь:
-Я хочу тебе показать енотов. Они приходят к нам по ночам.
Жиденький луч мазнул по стволам деревьев, и за одним из них, как в
учебнике зоологии, нарисовалась маленькая морда енота. Выглядел он
удивленно, словно не ожидал меня здесь увидеть.
Патриша тихо засмеялась:
-Я сделала им кормушку, но они предпочитают помойные бачки.
В ту первую калифорнийскую ночь мне приснился какой-то кошмар, будто
самолет так и не сел, а полетел дальше, через Тихий океан, снова к России,
уже с другой стороны, и я метался и умолял кого-то, чтобы меня выпустили,
дали спрыгнуть с парашютом- ведь у меня билет только до Лос-Анджелеса. В
страхе, облитый потом, с бешено колотящимся сердцем я очнулся в темноте и
долго озирался, прислушиваясь.
"..."
В моем отношении к миру много школьного, географического. Сознание того,
что я стою на берегу Тихого океана, может привести меня в экстаз. В детстве
я попеременно мечтал быть то летчиком, то моряком и даже занимался в
авиамодельных и судостроительных кружках. Но не потому, как я теперь
понимаю, что хотел летать и плавать, а- чтобы видеть новые земли. Новая
земля всегда казалась новой жизнью, а мне хотелось прожить много разных
жизней- наверное, поэтому мне досталась только одна, скучная и серая,
неподвижная, в моей убогой стране, в моем послушном испуганном народе.
Что здесь прежде всего бросается в глаза- неиспуганность. Прямая спина,
подбородок поднят, взгляд самоуверенный. Мужчины здесь выглядят намного
мужественней. Русский мужчина-



Назад