e312edbd

Кубатиев Алан - Ветер И Смерть



Алан Кубатиев
Ветер и смерть
Фантастический рассказ
Определить географическую "приписку" выпускника филфака МГУ, кандидата
наук Алана Кубатиева непросто: осетин, вырос в Киргизии, образование получил
в Москве, а сейчас живет в Новосибирске. Первые шаги в фантастике он делал в
Москве, на семинаре молодых фантастов.
1
Японцы, родившиеся в такой стране, как
наша, неотделимы от японской земли; японская
земля и есть Япония, есть сами японцы. Что бы
ни случилось, японцы не могут ни на одну пядь
отступить со своей японской земли. И в то же
время ни на одно мгновение не могут отделиться
от императорского дома.
Это потому, что существует верность,
свойственная одним японцам.
Генерал Араки
Он уже принадлежал богам, а не земле, когда взлетел с секретной базы
курсом наперерез авианосцу ВМС США "Коннектикут".
Почему же боги допустили, чтобы его самолет вдруг потерял управление,
загорелся и врезался в океан близ острова Хаэда?
Он еще смутно помнил, как лопнули ремни и его, ослепленного, пылающего,
как факел, вышвырнуло из кабины в ледяной ветер над скалами.
Но того, как стал грохочущим столбом огня и пенистой воды его самолет,
как страшным ударом его самого расплеснуло по базальтовому утесу, и того,
каким образом он оказался в этой комнате, лейтенант Акира не помнил по очень
простой причине.
Он был мертв тогда. Разбит о камни, как черепаха, брошенная орлом,
обуглен, как головешка в хибати*.
______________
* Керамическая жаровня для обогрева жилых помещений (японск.).
А сейчас он чувствовал, что спит. Но пора встать, проснуться, размять
затекшие мышцы. Он медленно выплывал из темных вод сна и, еще не
проснувшись, уже чувствовал что-то неясное и тревожное, как дым невидимого
пожара.
Очень осторожно лейтенант приоткрыл слипшиеся веки.
Потолок над его лицом светился теплым, солнечным светом. Так же, но
чуть слабее сияли стены небольшого помещения, похожего на пароходную каюту
второго класса без окон.
Акира взглянул вниз. Он лежал в каком-то подобии гигантской раковины -
огромной, полукруглой, смыкающейся краями над его распластанным телом.
Затылком он чувствовал мягкий овальный бортик.
Все, что он мог себе сказать, - что эта комната не похожа на общежитие
летного состава особого отряда "Ямадзакура"*. Палатой военного госпиталя она
быть не могла. В плен и лазареты камикадзе** не попадают.
______________
* "Горная вишня" (японск.).
** Букв.: "ветер богов" - летчик-смертник, взрывающийся вместе с целью;
использовались для борьбы против судов ВМС США.
Плечи затекли, спину ломило. Но повернуться он боялся. В мозгу царил
чудовищный сумбур, недостойный офицера могучей армии Его Величества, сына
небоблистающей Аматэрасу*.
______________
* Верховное божество синтоизма - одной из главных религий Японии.
...Неужели плен? Ну нет. Стали бы проклятые "ами" так с ним
нянчиться...
Лейтенант Акира еще раз тайком огляделся. В комнате не было даже двери.
Пустые сияющие стены; никакой другой мебели, кроме ложа. Он глубоко вздохнул
и вдруг, неожиданно для себя самого, отогнул край "раковины" и сел. Ничего
не случилось. Тогда лейтенант Акира встал.
Совершенно голый, он стоял посреди комнаты, обхватив руками плечи.
Воздух был теплый, но его била дрожь. Сердце колотилось.
Позади что-то тихо щелкнуло. Акира резко обернулся, едва не упав. У
изголовья дивана, прямо из стены, торчала полукруглая полочка-выступ. На ней
стоял широкий белый сосуд.
Лейтенант протянул руку и дотронулся до него. И на этот раз ничего не
пр



Назад