e312edbd

Кубатиев Алан - Да Услышат Зовущего



Алан Кубатиев
Да услышат зовущего
Vivos voco, mortuos plango.
[Зову живых, оплакиваю мертвых (лат.)]
Надпись на колоколе
Бреннан вздохнул так шумно и горестно, что со стола взвилась бумажная
салфетка.
"Ну кто мог предвидеть? Еще сутки в этой дыре, и заказы на аппаратуру
вырвут из рук! Не-ет, первый и последний раз еду машиной... Слава богу,
что эти вымогатели обещали к утру все кончить..."
Он огляделся. Народу в баре было мало. За соседним столиком шумно ел
белобрысый здоровяк. Почувствовав взгляд Бреннана, он вопросительно
уставился на него, потом насупился и еще пронзительнее заскреб ложкой по
тарелке. Бреннан отвернулся.
Тусклое зеркало, висевшее напротив, отразило его раздраженное лицо.
Если он прохлопает оба заказа, то эта смиренная крыса, господин
вице-директор, со всем усердием накапает на него правлению фирмы...
Бреннан нервно встал и пошел к дверям, где в кособоком застекленном
ящике висел телефон. Стук каблуков навлек на него неодобрительные взгляды
стариков, чинно игравших в карты. В этом баре он выглядел словно попугай в
клетке с воробьями.
У самых дверей он столкнулся с высоким человеком в мокром плаще.
Мимоходом извинившись, Бреннан подумал: "Только дождя мне еще не
хватало..."
Пальцы сами набрали осточертевший за два дня номер авторемонтной
мастерской. Разговор с механиком его немного успокоил. Повесив трубку, он
вернулся в зал и сел за свой столик.
Насытившись, белобрысый порылся в карманах и бросил медяк в музыкальный
автомат. В гулком от безлюдья зале взревел "Плевок через Атлантику".
Бреннан поморщился и вынул портсигар. Он не слишком любил музыку, а это...
Это даже не музыка. Хотя, с другой стороны, длинноволосые загребают
неплохие деньги.
С его места было видно, как человек в мокром плаще, встреченный им у
входа, о чем-то горячо толкует с барменом. Бармен - худой, смуглый, с
печальными глазами - несколько раз отрицательно качнул головой и что-то
неслышно ответил.
Человек в мокром плаще помедлил, затем характерным жестом развел
руками, повернулся и пошел прочь. Пластинка смолкла.
Бреннан раскурил наконец свою "бернардиту", выдохнул красивое кольцо и
насадил его на тоненькую струйку дыма.
Человек в мокром плаще, шедший мимо, внезапно остановился. Его
раздосадованное лицо вдруг смягчилось и повеселело. Он усмехнулся и сказал
удивительно знакомым голосом:
- Неужели это все, что осталось от Ли Бреннана?
Бреннан недружелюбно оглянулся, вскочил и расплылся в улыбке.
- Фи-и-л! Бог мой, ты-то откуда здесь? Ну-ка садись, обсыхай, а я
сейчас что-нибудь закажу. Фил, старый хрыч! Или ты уже профессор Филипп
Тендхувенн, а? - Бреннан подмигнул Филиппу и, хохотнув, шлепнул его по
мокрому плечу.
Филипп сел, не снимая плаща. Бармен принес бутылку "Мажестик" и
стаканы. Наливая, Бреннан говорил без умолку:
- Уже поверил, что сдохну здесь от тоски, как муха в сейфе. И вдруг ты!
Тоже что-нибудь с машиной? У моей коробка скоростей полетела, черт ее
дери. Чинят! Завтра сматываюсь отсюда, иначе накроется заказ и вместе с
ним - хорошие проценты. Если тебе на Запад - могу подбросить!
Филипп покачал седеющей головой, вертя в пальцах нетронутый стакан:
- Нет, спасибо, я здесь... надолго.
Бреннан захохотал:
- Прими мои соболезнования! Бедняга! Да, кстати, - он не без гордости
развернул свой объемистый бумажник, - взгляни-ка. Это моя визитная
карточка.
На прямоугольнике белого пластика значилось:
Лайонелл Николас Герберт Бреннан
Доктор медицины и Коммерции советник
Полномочный предст



Назад