e312edbd

Ксенофонтова Ольга - Иноходец



ОЛЬГА КСЕНОФОНТОВА
ИНОХОДЕЦ
Аннотация
Джерри, осуждённый на казнь, просто хотел жить. И согласился в обмен на свободу стать учеником странного человека — Иноходца. Но не велика ли оказалась цена?
Можно позабыть все свои мечты и желания — спасение того стоит.
Можно согласиться охранять свой мир от недружелюбных чужаков — это почётно.
Можно вытерпеть давление чужой воли — это цена приобретённой силы.
Можно даже смириться с тем, что не имеешь собственного лица — так уж вышло.
Но остался ли ты человеком, если твоё сердце заперто в резной шкатулке, что за тысячу вёрст от тебя?
КНИГА 1
Начало
— Или я с цепи сорвался...
— Вот это уже ближе.
— Так значит, я с цепи...
Кинофильм «Служебный роман»
Советник Пралотта очень не любил провинцию. Императрица прекрасно знала это, и с огромным удовольствием назначала ему в плановые расследования именно такие дела — подальше, поглуше...
«И погрязнее», — болезненно поморщился советник, когда шаткая карета миновала очередную кучу горящего мусора на обочине. Шаткой карета стала после двухнедельной езды по волшебным здешним дорогам.

При выезде из столицы это была шоколадного цвета красавица с превосходнейшими рессорами, собственной печкой, литыми колесами, запряженная четырьмя гнедыми карверонами его собственных заводов. Но вся эта помпа продержалась недолго.
Лошадей украли ночью прямо с постоялого двора, и теперь всю конструкцию тянули два низких и широких, как сундуки купчих, тяжеловоза. Рессоры убились на кочках, колеса угрожающе выписывали разные цифры, печка от здешней древесины жутко чадила, а Лайоли, черноглазая содержаночка, громко кашляла.
Советник таскал с собою любовницу, повара (по совместительству лекаря) и кучера (по совместительству лакея) из исключительной брезгливости к прикосновениям незнакомых людей.
Мусор горел с жуткой вонью. Какие умельцы посоветовали местному лорду сжигаемой дрянью освещать дороги по ночам? Отрубить таким умельцам ноги... по самую шею.
Лайоли даже во сне надрывно закашляла и глубже ткнула курносый носик в подушечку с цветочными лепестками.
— Ненавижу провинцию, — задумчиво проговорил Пралотта.
Слава Гарду и псам, впереди не постоялый двор, а более-менее нормальное поместье. Потому что он, советник императрицы, прибыл в пункт назначения — земли Рос-Брандтов, которые царствующей Клементине Первой приходились родственниками, хоть и дальними. Расследовать предстояло дело об оборотне, и расследовать без халтуры.
Карета проскрипела-прогромыхала по мощеному дворику. Тут же — мелочь, а приятно — подскочили рослые крепостные с факелами, отворили дверцы, помогли сойти, а дрыхнущую даму аккуратно взяли на руки и вместе с багажом понесли в комнату. Советник, оставив повара и кучера одних, поднялся к барону
Рос-Брандт.
— Господин Пралотта! — кланялся до шатания барон, — а мы вас ждем-ждем.
А вы хорошего охотника с собою не прихватили? Или... хорошего священника?
Отшельника там какого... безгрешной жизни?
— Зачем? — холодно спросил Пралотта, косясь на стулья, отчего-то жирные. Вряд ли это полировка. Скорее, гости руки вытирали.
— Ну, как же, я писал сиятельной императрице, да продлит Гард дни ее благого царствования — оборотень у нас.
— Вы его видели?
— И ни-ни, советник, я не видел, разве я бы с вами тут разговаривал? А задирает по три человека в неделю, без разбору. Детишек, баб и вот в последний раз кузнеца, а он здо-ро-вый был, что гора!

Подковы хлопком в ладошах расплющивал!
Это лишь характеризует качество подков, скривил уголок рта вельможа и поин



Назад