e312edbd

Крылатова С - Короткая Встреча



С. Крылатова
КОРОТКАЯ ВСТРЕЧА
Сборы в это воскресное утро оказались недолгими - заботливые
материнские руки всё приготовили накануне, и термос с кофе, пироги,
колбаса, котлеты, конфеты и прочая нехитрая снедь быстро упаковались в две
небольшие сумки. За три недели до этой поездки сын прислал из воинской
части, где он служил и куда собирались в гости к нему отец и мать, письмо
со множеством поручений. Надо было взять из библиотеки книги, купить
инструменты, вещи, что-то передать кому-то из приятелей, а что-то получить
обратно. Хлопот хватило и отцу, и матери, но все поручения были выполнены.
Огорчало то обстоятельство, что ехать надо было не на своей машине, которая
после аварии была в ремонте. Приятель отца обещал свозить их в часть к
сыну, но он позвонил накануне и предупредил, что времени у него мало, так
что рассчитывать на долгую побывку не приходилось. Отец сел на переднее
сиденье и всю дорогу весело проболтал с приятелем, а мать, не переносившая
после аварии скорость, старалась не смотреть на мелькавшие за окнами
деревеньки со знакомыми названиями, и лишь когда стрелка спидометра
подбиралась к отметке сотни, просила ехать потише.
День был теплый, солнечный, по-настоящему майский, но снимать пальто
было ещё рановато. Сын выбежал встречать их к проходной воинской части без
шинели, и мать, посердившись, отправила его одеться - она не любила
простудные заболевания и строго следила, чтобы не было их единственной, с
её точки зрения причины, - переохлаждений. Обедали прямо в машине, разливая
горячий кофе в стаканы. И пироги, и котлеты, и кофе казались особенно
вкусными после прогулки. Сын рассказывал о своих армейских делах, радовался
привезенным книгам и вещам. Машина стояла на лесной просеке, неподалеку от
асфальтированной дороги. Дальше проехать было нельзя - подсохшая просека
прерывалась колдобиной с вязкой грязью. Мать первая заметила девушку,
остановившуюся в нерешительности рядом с автомобилем. Молодая, в нарядном
ярком голубом пальто и светлых туфельках, она растерянно рассматривала
колдобину с грязью.
- Пожалуйста, помоги девушке, перенеси её через грязь, у твоих ботинок
высокая платформа, - обратилась мать к отцу.
- А почему я? - недовольно возразил он. - Я не могу, у меня грыжа.
- Может быть, ты поможешь, - обратилась она к приятелю мужа.
- Не могу, у меня радикулит, - для большей убедительности он потер
рукой поясницу.
Мать посмотрела на высокие солдатские сапоги сына. Он рос трудным
ребенком, и несмотря на полтора года его отсутствия она не забыла
отвратительное, грубое хамство, с которым он отлынивал от любой её просьбы
и любого поручения.
- Помоги ты, - сказала она ему без надежды в голосе, ожидая привычные,
хорошо если не грубые, слова отказа. Однако сын ловко выпрыгнул из машины,
оставив шинель на сидении, подошел к девушке, привычным жестом одернул под
ремень сбегавшиеся на середину спины складки гимнастерки. Девушка не сразу
поняла, что он хочет сделатъ, и даже испугалась. Тогда мать, открыв дверь
машины, крикнула ей, чтобы она не боялась, и что солдат перенесет её через
топь, потому что у него сапоги и ему это нетрудно. Девушка послушалась,
доверчиво вскинула руки на плечи парня, он бережно подхватил её и понес,
осторожно ступая по грязи и стараясь не оскользнутся. Также бережно он
опустил её на сухую землю и опять привычным армейским жестом одернул
гимнастерку.
- Как же вы пошли в лес в таких туфельках? - удивилась мать.
- Мне недалеко, вон туда, - ответила девушка



Назад