e312edbd

Крэйг Роман - Подлинная История Майора Мухина



Роман Крэйг
ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ МАЙОРА МУХИНА
"Семнадцати лет Игорь Петрович Мухин бросил спившегося отца своего и
поступил в армию."
Так начинается повествование, подслушанное мною волею случая в буфете
аэропорта одного заштатного беломорского городка. Из-за непогоды рейсы
задерживались, и потенциальные пассажиры, обладающие лишней копейкой, шли
в буфет - погреть душу стаканом дешевого какао или рюмкой-другой водки,
повозить по тарелке холодный шницель, развеять скуку беседой с попутчиком.
И какао, и водку, и шницель с макаронами - все это взял и я; сидя за
грязным столиком, я медленно жевал и настораживал ухо в надежде услышать
объявление о прибытии моего рейса. Но ничего не объявляли.
За столиком рядом сидели и ели за разговором и графинчиком двое мужчин
бухгалтерского вида. Выпив рюмку, один из них, в очках, упомянул о
поступлении в армию героя дальнейшего повествования, супер-растратчика,
прогремевшего в начале 80-х благодаря газетным публикациям. Человек в
очках, увидев интерес своего лысого собеседника к теме и герою, продолжил:
" Надо сказать, что в армию он поступил совершенно добровольно, не то что,
скажем, какой-нибудь там студентишко, за которым годами бегают работники
военкомата. В общем, поступил Мухин в командное военное училище каких-то
там радиоламповых войск. - А бывают такие? - недоверчиво спросил лысый и
сделал глупое лицо. Очкарик сделал вид, что не услышал вопроса и
продолжал: "Особым старанием в ученье он не отличался, впрочем, и не хуже
других курсантов старался быть. Когда пришла ему пора выпускаться из
училища, Мухин, как и положено по традиции, высоко подкинул парадную
фуражку, крикнул "ура!" и получил распределение. Служить ему выпало в
новом строящемся гарнизоне каких-то там радиоламповых войск где-то в
Сибири, ну, там, знаете, где течет река Иртыш и впадает в реку Обь.
Помните, может, шлягер, то есть песенка модная была "Мой адрес -
Советский Союз"? Так вот, едет себе молодой лейтенант в трясущемся вагоне,
любуется видами Сибири, чай пьет индийский иркутского разлива и, конечно,
перемен ждет, сердце у него волнуется; из пожитков, само собой, - два
комплекта обмундирования, казарменные тапочки и лыжный костюм. И думает
Мухин так: "Приеду в гарнизон, значит, а там - ни квартиры, ни невест
богатых, одни только скучные служебные перспективы, которые начнутся с
самой что ни на есть паршивенькой стартовой должности - командир
взвода..." И вот мысли Мухина прерываются на самом интересном, причем по
независящим от самого Мухина обстоятельствам. Подходит так к нему цыганка,
каких обыкновенно по всему свету пруд пруди - худая, черная, грязная, с
золотыми зубами и кольцами, ребеночек, пардон, описавшийся на ручонках -
надрывается. Подходит, значит, эта ведьма к молодому лейтенанту и хриплым
голосом говорит: "Соколик-красавчик, дай тетке рупь с полтиной, всю твою
жизнь, говорит, расскажу да наказ дам. " Ну, соколик, который деньгами,
конечно, особенными не располагал, понятно взбеленился: "А ну, - сердито
говорит Мухин и на единственный свой обшарпанный чемоданчик поглядывает -
убирайся, грымза старая! Много вас тут развелось, говорит, таких, на
каждую дуру не напасешься деньгами. Шла бы ты темных баб коптить, а я
человек светлый - офицер советской армии, а не хухры-мухры".
"Ну, ладно, - обиженно сказала представительница деклассированной
народности и подло оскалилась золотом, - быть тебе, соколик, бабником и
карьеристом, но таким, что быстро очень поднимешься, а потом та



Назад